Двадцать пять на семьдесят пять: пора перестать делить. Колонка Оксаны Чепижко



Победа Владимира Зеленского оказалась не финалом, а стартом жёсткой политической борьбы. На этот раз – за места в парламенте.

Плотный график выборов был известен заранее. А вот, что общество в следующие полгода, возможно, так и не вернётся к нормальной, неконфликтной коммуникации, стало неприятной новостью.

Мне могут возразить: мол, а что тут неожиданного? Президентские выборы всегда сопровождаются поляризаций и чётким разделением избирателей на два лагеря. Что в старых демократиях, что в молодых. Однако «естественная» поляризация и намеренная сегментация – это, как говорится, две большие разницы.

Политтехнологи рейтинговых украинских кандидатов, мягко говоря, заигрались. Сейчас, когда результат уже известен, вопрос о том, как и куда канализировать накопленную агрессию, по-прежнему остаётся открытым. Просто проигнорировать его не выйдет ни у победителя, ни у побежденного.

У такого «игнора» слишком высокая цена. Ведь мы же помним, куда завёл страну креатив о «сортах украинцев»? С того момента прошло пятнадцать лет, а грабли всё те же.

В чём именно кроется опасность теперешнего раскола?

Во-первых, в обесценивании оппонента. Избирателей делят не на правых и левых. И даже не на «прозападных» и «пророссийских». Маркером выступает не идеологическая или геополитическая ориентация, а… умственные способности и моральные качества. Называя противника «быдлом», некоторые блогеры и эксперты стремятся нанести урон самому ядру его личности. Это абсолютно недопустимые приёмы, сравнимые с буллингом.

Во-вторых, наше общество и без того изрядно невротизировано. Война никуда не делась – её герои и жертвы живут среди нас. В Украине полтора миллиона переселенцев, которые, приспосабливаясь к новым условиям, практически каждый сталкиваются со стрессовыми ситуациями. И так далее. Искусственно накачивать общество лозунгами «Кто не с нами – тот против нас» в подобных условиях – недальновидно, да и попросту рискованно.

В-третьих, всеобщая конфронтация нивелирует горизонтальные связи. А ведь именно они позволили нам выстоять в самое трудное время. Доверие формируется годами, если не десятилетиями, а разрушить его можно за три недели между двумя турами выборов.

По разные стороны баррикад оказались те, кто ещё вчера вместе отправляли помощь на фронт или отстаивали права ВПЛ. Причём подавляющее большинство этих людей до недавнего времени разделяли вполне себе европейские ценности, выступая в поддержку равных гражданских прав, инклюзии и толерантности… Сегодня они же выясняют, кто бОльший «патриот» и «элита». Такой спор по определению не может быть конструктивным.

В-четвёртых, сегрегация по большому счёту не выгодна даже как технология победы на выборах. Закрываясь в собственной (часто – весьма узкой нише) и отсекая всех «не таких», кандидат попросту лишает себя возможного резерва голосов. Грубо говоря, те, кого перед первым туром объявили, условно, «козлами, которые мешают нам жить», вряд ли проголосуют за своего «обидчика» во втором. Единственный очевидный эффект от подобной риторики – мобилизация ядерного электората. Удастся ли его «законсервировать» до парламентских выборов? Тоже не факт.

Приятным контрастом на этом фоне стали сами выборы как процедура. Они прошли без серьёзных нарушений и провокаций, а нынешний президент спокойно принял своё поражение. Для многих соседей из постсоветского лагеря такое положение дел вызывает искреннее удивление и зависть.

Что вовсе не обнуляет тех рисков, которые связаны с публичной коммуникацией на «языке вражды».

Никакой, даже самый «новый» и честный, президент не научит нас демократии. Звучит банально, но это личная ответственность каждого.

Ведь демократия – это не только о том, чтобы провести выборы без фальсификаций. Это в том числе о базовом признании другого выбора/выбора другого. Не такого как мы, но достойного уважения и тех же прав.

Специально для “УП“.